Лев Толстой. Поиски себя.

Опубликовано: Пятница, Июль 8, 2016 Комментарии (0)

Толстой – это “Война и мир”, “Анна Каренина”?.. А может что-то еще, гораздо большее?  Казалось бы достаточно снято документальных фильмов про Л.Н. Толстого. Однако на днях я посмотрела такую емкую по смыслу ленту на телеканале “Культура”, которая побудила меня внимательнее отнестись к трудам этого писателя, показала его немного с другой стороны.

Фильм называется “Ясная Поляна. Лев Толстой”, Россия 1999 (перейдя по ссылке, можно посмотреть фильм онлайн). И это не просто хроника каких-то жизненных событий писателя. Это, на мой взгляд, очень удачный срез его мировоззрения. Именно то, что нужно, чтобы заинтересовать такого зрителя, как я: поздние записи Толстого. Записи тех лет, когда его поиски себя и смысла всего вокруг уложились в некоторую систему (насколько это вообще можно предположить).

…как религиозные индусы под старость когда-то уходили в лес, как вообще всякому религиозному человеку хочется последние годы посвятить Богу, а не каламбурам, сплетням, теннису, так и мне теперь всеми силами души хочется этого спокойствия, уединения и хоть какого-либо согласия со своими верованиями, со своей совестью.

Толстой о детстве

От пятилетнего ребенка до меня – только шаг. От новорожденного до пятилетнего – страшное расстояние. От зародыша до новорожденного – пучина. А от несуществования до зародыша отделяет уже не пучина, а непостижимость.

… личность есть то что мешает слиянию моей души со всем.  Мало того, что пространство, и время, и причина – суть формы мышления, и что сущность истинной жизни вне этих форм, но вся наша жизнь есть все большее и большее подчинение себя этим формам и потом опять освобождение от них.

Меня поразили его мысли о детстве. Как и я с возрастом все чаще невольно возвращаюсь в детские воспоминания, собирая по крупицам то немногое, что помню, так и Л.Н.Толстой (тот самый, чьи монументальные труды заставляли читать нас в школе!) описывает свои детские ощущения. Ты как бы пытаешься воссоздать то состояние, когда миллионы различных правил и суждений не давили на тебя, когда ты и себя-то воспринимал по-другому, не через призму множества характеристик твоей личности.

С возрастом чаще замечаешь удивительную многообразную природу вокруг. Раньше ее просто не существовало, это было как само собой разумеющееся.

Природа до пяти лет не существует для меня: ни травы, ни листьев, ни неба, ни солнца. … нет ни одного воспоминания из того, что мы называем “природа”. Вероятно, надо уйти от нее, чтобы видеть ее, а я тогда сам был природой.

Толстой и периоды жизни

Вспоминая эту свою жизнь… я увидал, что вся моя длинная жизнь распадается на четыре периода. Тот чудесный в сравнении с последующими, невинный, радостный поэтический период детства до четырнадцати лет. Потом второй – ужасные двадцать лет грубой распущенности, служения честолюбию, тщеславию и похоти. Потом третий, восемнадцатилетний период, то есть от женитьбы и до моего духовного рождения, который с мирской точки зрения можно бы назвать нравственным, так как в эти восемнадцать лет я жил правильной честной семейной жизнью … но все интересы которого ограничивались эгоистическими заботами о семье, об увеличении состояния, о приобретении литературного успеха и всякого рода удовольствия. И наконец, четвертый, двадцатилетний период… с точки зрения которого я вижу все значение прошедшей жизни и которого ни в чем я желал бы изменить кроме как в тех привычках зла, которые были усвоены мной в прошедшие периоды.

Мы все куда-то бежим. Нужно успеть закончить школу, университет, выслужиться на работе. Срочно, срочно успеть! Успеть родить детей, взять на себя бремя ипотеки, заниматься работой, даже если любимой, то в том количестве, которое не предполагает развитие и повышения качества.

И я не говорю, что нужно отказаться от таких потрясающих вещей, как семья, дети, уютного домашнего очага. Но почему же так редко и немногим удается вырваться из этого круговорота событий, посмотреть на свою жизнь и на себя со стороны? Чего ты хочешь сделать в этой жизни и что ты делаешь для достижения этой самой цели и вообще какие цели и какие твои желания действительно стоят усилий? Это так тяжело определить в начале своего пути.

Если поговорить по душам с кем-нибудь лет сорока-пятидесяти, то почти у каждого можно найти нереализованные желания. Пока я не знаю, почему многие люди считают, что после 50-ти лет уже не изменишь ничего и сам не изменишься, не создашь ничего нового. Ведь это совсем не так. Да, тяжелее даются новые знания, да, твой мозг не так пластичен, как раньше. Но на примере жизней некоторых людей можно увидеть, что уже после того, как ты выбрался из привычной круговерти, можно сделать потрясающие вещи, просто делая то, что тебе по душе, то что тебя увлекает по-настоящему без оглядки на славу, внимание со стороны и твое материальное благополучие.

Не знаю, как бы мы вели себя, если знали сколько лет нам жить? Как бы вели себя, если бы жили в среднем дольше хотя бы на полсотни лет? Если бы нам не пришлось постоянно гнаться за материальными благами, но в то же время всего было в достатке? Хотелось бы когда-то понять это…

Возможно литература поможет в чем-то, как сборник множества мыслей и предыдущего опыта людей. Труды Л.Н. Толстого – отличное пополнение в копилке такого опыта.

Толстой и восточные учения

В дополнение к выдержкам из документального фильма, упомянутого выше, хотелось бы добавить одну любопытную вещь из видео, которое одним названием может многих испугать – “Толстой и веды“. Отмечу, что я ни к какой религии или духовному течению себя не причисляю. В той или иной мере отношусь с терпимостью ко многим из них. Прежде чем смотреть это видео я немного поискала информацию, насколько вообще можно Толстого отождествлять с восточными учениями. Оказалось, что очень даже. Одно то, что взгляды Толстого повлияли на Махатму Ганди, с которым они находились в переписке, многое значит.

Итак, в этом видео приводятся некоторые факты из жизни Толстого с точки зрения восточной философии, поиска себя, сомнений, его духовного становления. Весь смысл пересказывать я не буду, ведь можно посмотреть видео или почитать дневники писателя, менее известные широкой публике его философско-религиозные произведения такие, как “Исповедь”, ” В чем моя вера?”.

Немного о вегетарианстве из выдержек записей Толстого, зачитанных в этом видео:

Толстой рассказывает такую историю: он едет через деревню на телеге с простым мужиком. В деревне в это время режут поросенка. Поросенок визжит голосом, похожим на человеческий. В какой-то момент, уже подрезанный, он вырывается, визжит, бегает весь в крови. И этот мужик, грубый извозчик, в сердцах произносит: “Да неужели же нет больше Бога?!”

… и Толстой пишет: это совершенно инстинктивное восклицание ясно показывает, что сильное отвращение ко всякому убийству заложено в груди человека, мы подавляем это естественное чувство потому только, что рассудок не хочет мириться со страданием. Точно так же, как убиваем или заглушаем голос совести, когда холодный расчет этого требует.

Это видео также добавило в мою копилку притч еще одну достаточно поэтическую историю, переведенную Толстым с санскрита:

Спасаясь от зверя, путник вскакивает в безводный колодец. Но на дне колодца видит дракона, разинувшего пасть, чтобы пожрать его. И несчастный, не смея вылезть, чтобы не погибнуть от разъяренного зверя, не смея спрыгнуть на дно колодца, чтобы не быть пожранным драконом, ухватывается за ветви растущего в расщелинах колодца дикого куста и держится на нем. Руки его ослабевают, и он чувствует, что скоро должен будет отдаться погибели, с обеих сторон ждущей его. Но он все держится. И пока он держится он оглядывается и видит, что две мыши – одна черная, другая белая – равномерно обходя стволину куста, на котором он висит, подтачивая ее. Вот-вот сам собой обломится и оборвется куст, и он упадет в пасть дракона. Путник видит это и знает, что неминуемо погибнет. Но пока он висит он ищет вокруг себя и находит на листьях куста капли меда, достает их языком и лижет их.

Так Толстой трактует ее (“Исповедь”):

Вот так и я – держусь за ветки жизни, зная, что неминуемо ждет дракон смерти, готовый растерзать меня. И не могу понять зачем я попал на это мучение. Я пытаюсь сосать тот мед, который прежде утешал меня, но этот мед уже не радует меня. А белая и черная мышь – день и ночь, подтачивают ветку, за которую я держусь.

Читайте также:

Комментируйте: